Нести мир в сознание мужчин и женщин

Широкий обзор

Медиаграмотность - средство от манипуляции

cou_02_17_emi_03.jpg

“Data.Path” (2013), by Japanese artist, Ryoji Ikeda, whose installations aim
to make the invisible digital network visible and palpable, as it permeates and defines our world.
© Ryoji lkeda
От легкого сёрфинга и болтовни в чатах мы незаметно перешли к извлечению цифровых данных с целью манипуляции и дестабилизации общества. Такое искажение цифровых технологий и медиа лишний раз доказывает растущую необходимость образования, направленного на критическое восприятие средств массовой коммуникации и информационного пространства в целом. Оно должно помочь нам заново осмыслить не только само понятие медиа, но и их политические и этические основы.

Дивина Фрау-Майгс

Медиаобразование и информационная грамотность (МИГ) приобретают особое значение в наши дни, когда средства коммуникации и информации находятся под угрозой, как в тоталитарных, так и в демократических государствах. Сигнал тревоги прозвучал во Франции 7 января 2015 года во время террористической атаки против сатирического издания Charlie Hebdo (Еженедельник Чарли). Причиной нападения стала одна из самых древних форм массовых коммуникаций — карикатура.

В то время я была директором Центра медиаобразования и информационной грамотности (CLEMI). На следующий день после терракта нам нужно было готовиться к возвращению учащихся и отвечать на многочисленные вопросы преподавателей и родителей. Нам пришлось разыскивать в архивах педагогические карточки на темы карикатуры и пропаганды, размещать в Интернете медиаресурсы (сайты, обзоры прессы, серии обложек).  Мы также опубликовали неизданное интервью Стефана Шарбоннье (Шарб), который был убит во время террористического нападения на редакцию. Интервью под названием «Можно ли смеяться над всем?» было записано нашим центром (CLEMI) в 2014 году.

Эта кризисная ситуация, несомненно, помогла нам выявить не только сильные стороны медиаобразования, но и его ограничения. Мы были хорошо подготовлены во всем, что касалось информационных ресурсов, но совершенно не учли влияние социальных сетей.

Точно так же как средства массовой информации, предшествующие цифровой эпохе, современное медиаобразование должно совершить большой скачок и обратить особое внимание на то воздействие, которое компьютерные данные оказывают на информацию. Благодаря настройкам алгоритмов, связанных с отслеживанием действий пользователей, определенная информация выводится на первый план. Пользователь оказывается незаметно окружен интернет-фильтрами, которые лишний раз подтверждают его предвзятое мнение. Таким образом, фильтры сокращают плюрализм и разнообразие идей из-за оплачиваемoго контентa (количество кликов). Такое некорректное использование данных пользователя в неизвестных ему целях, представляет несомненную угрозу его конфиденциальности

Кризис, разгоревшийся вокруг так называемых "фальшивок", или fake news, которые представляют собой смесь из сплетен, пропаганды и конспирационных теорий - явление новое. Оно более опасно, чем издавна существующая ложная информация, которую легче изобличить. «Фальшивки» произрастают из дезинформации, однако новизна данного феномена заключается в его беспрецедентном стремлении навредить, поскольку возможности информатики делают его безграничным и трансмедийным, а следовательно виральным.

Именно поэтому, медиаобразование должно обязательно учитывать растущее влияние цифровых технологий, которые переступили через грань дозволенного. После  довольно безобидных явлений, таких как серфинг и общение в чатах, сегодня мы наблюдаем процесс добычи конфиденциальной информации с целью манипуляции и массивной дестабилизации. К тому же эти действия происходят на платформах, контролируемых главными мировыми Интернет-гигантами GAFAM (Google, Apple, Facebook, Amazon, Microsoft).

Главная сложность декодирования онлайн-пропаганды заключается в том, что речь идет о борьбе с определенной формой разрушительной идеологии, основанной на инновационных технологиях. Парадоксальным образом эта идеология имеет консервативную основу; она в большей степени нацелена на создание хаоса в существующих политических системах, нежели на распространение открытого и прогрессивного взгляда.

Слухи в социальных сетях

Итак, медиаобразование вынуждено заново осмыслить как сами медиа, так и политические и этические принципы, которые являются их основой. Необходимо также пересмотреть роль социальных сетей и дискуссий на социальных платформах, принимая во внимание  постоянное расширение цифровой сферы, превращающее пассивную аудиторию в сообщество активных пользователей, которые обмениваются новостями и интерпретируют информацию. Слухи, которое мы наблюдаем в соцсетях, вовсе не безобидны и на них нельзя смотреть с пренебрежением. Быстро распространяющиеся беспорядочные россказни, болтовня, выдумки — такие слухи превращают частную сферу в публичную. Они ставят аутентичность выше правды, которая воспринимается как инструмент некой элиты, далекой от повседневных интересов.

Таким образом, социальные сети продвигают недостоверные новости, используя ложные аргументы для того, чтобы доказать: истина не так уж кристальна и прямолинейна как кажется. Отсюда термин «пост-правда». И все же влияние социальных сетей все еще недооценено, и мы отказываемся видеть в альтернативной правдe замену традиционных источников информации. Ведь именно соцсети возродили вечный спор относительно границы между объективным фактом и субъективным комментарием, который как раз широко в них используется.  

В информационно-коммуникационной науке слух выполняет основные когнитивные функции и рассматривается как инструмент социальной связи. С его помощью ведется наблюдение за окружающей средой, принимаются решения благодаря дискуссиям и сопоставляются ценности...  Те же самые функции раньше выполнялись традиционными медиа. Однако, отныне традиционные медиа вызывают недоверие публики. Симптомом этого недоверия является возвращение слухов, а социальные сети являются лишь средством для их распространения. Ведь на самом деле, в феномене распространения слухов виноваты отнюдь не социальные сети, а элита, ответственная за общественное мнение.

В контексте политической дестабилизации по всему миру, социальные сети возрождают роль социального повествования. Они выявляют нарушения общественных норм и выставляют на всеобщее обозрение секреты сильных мира сего, в то время, как политические институты кичатся своей « прозрачностью ». Такого рода «аутентичность» призывает к более сплоченным отношениям между членами интернет-сообщества, которые отныне составляют аудиторию и которые вовлекаются в дебаты, где превалирует прозрачность. В итоге, социальные сети заменяют более объективный подход традиционных медиа так называемой «аутентичностью».

Слухи в социальных сетях


© Patric Sandri

Итак, медиаобразование вынуждено заново осмыслить как сами медиа, так и политические и этические принципы, которые являются их основой. Необходимо также пересмотреть роль социальных сетей и дискуссий на социальных платформах, принимая во внимание  постоянное расширение цифровой сферы, превращающее пассивную аудиторию в сообщество активных пользователей, которые обмениваются новостями и интерпретируют информацию. Слухи, которое мы наблюдаем в соцсетях, вовсе не безобидны и на них нельзя смотреть с пренебрежением. Быстро распространяющиеся беспорядочные россказни, болтовня, выдумки — такие слухи превращают частную сферу в публичную. Они ставят аутентичность выше правды, которая воспринимается как инструмент некой элиты, далекой от повседневных интересов.

Таким образом, социальные сети продвигают недостоверные новости, используя ложные аргументы для того, чтобы доказать: истина не так уж кристальна и прямолинейна как кажется. Отсюда термин «пост-правда». И все же влияние социальных сетей все еще недооценено, и мы отказываемся видеть в альтернативной правдe замену традиционных источников информации. Ведь именно соцсети возродили вечный спор относительно границы между объективным фактом и субъективным комментарием, который как раз широко в них используется.  

В информационно-коммуникационной науке слух выполняет основные когнитивные функции и рассматривается как инструмент социальной связи. С его помощью ведется наблюдение за окружающей средой, принимаются решения благодаря дискуссиям и сопоставляются ценности...  Те же самые функции раньше выполнялись традиционными медиа. Однако, отныне традиционные медиа вызывают недоверие публики. Симптомом этого недоверия является возвращение слухов, а социальные сети являются лишь средством для их распространения. Ведь на самом деле, в феномене распространения слухов виноваты отнюдь не социальные сети, а элита, ответственная за общественное мнение.

В контексте политической дестабилизации по всему миру, социальные сети возрождают роль социального повествования. Они выявляют нарушения общественных норм и выставляют на всеобщее обозрение секреты сильных мира сего, в то время, как политические институты кичатся своей « прозрачностью ». Такого рода «аутентичность» призывает к более сплоченным отношениям между членами интернет-сообщества, которые отныне составляют аудиторию и которые вовлекаются в дебаты, где превалирует прозрачность. В итоге, социальные сети заменяют более объективный подход традиционных медиа так называемой «аутентичностью».

Исследователь, аналитик и создатель

Итак, соцсети и созданные ими «фальшивки» представляют для  Медиаобразования и информационной грамотности (МИГ) тот самый случай, при исследовании которого требуется один из фундаментальных навыков — критическое мышление. Однако, в данной ситуации необходимо четко представлять себе специфику цифрового пространства: с одной стороны это интерактивность, прозрачность и открытость, а с другой - это дезинформация и попытки повлиять на мнение пользователей.

Именно поэтому, необходимо тренировать критическое мышление, чтобы использовать его как форму противодействия пропаганде. Нужно также воспитывать чувство ответственности у молодых. Они должны задуматься о том, как они используют соцсети, осознавать последствия тех действий, которые они совершают в соцсетях и самое главное, научиться воспринимать критику в свой адрес. Развитие чувства этики также играет в процессе образования достаточно важную роль.

В своем учебном курсе — MOOC DIY EMI (Массовый открытый онлайн-курс по МИГ Do It Yourself), получившем премию ЮНЕСКО в области МИГ 2016 года, я предлагаю участникам три роли: исследователя, аналитика и создателя контента.

Исследователь знакомится с фактами и с медиа, аналитик занимается проверкой источников, скрещиванием данных и проблемой конфиденциальности, а создатель пробует произвести собственный контент, оценивает последствия сделанного им выбора и, в конце концов, принимает решение о его распространении.

Этот онлайн курс в свою очередь послужил толчком для таких проектов, как «Гражданин журналист в Твиттере» или HoaxBuster, направленный против конспирационных теорий. Главной задачей всех инициатив является приобретение молодежью критического взгляда, необходимого для того, чтобы избегать опасных ловушек в Интернете: разжигания ненависти, отслеживания и сбора данных и, разумеется, фальшивой информации.

Вывести МИГ на новый уровень

Медиаобразование должно также использовать критический подход и в отношении СМИ. На самом деле, многие крупные печатные органы сами являются активными посредниками для непроверенных слухов, как например, в Twitter или в Facebook, который занимает первое место по распространению «фальшивок». Этот феномен объясняется тем, что профессиональная пресса выпускает сенсационную информацию, точно так же как это делают пользователи-любители. А опровержение ложных слухов, к сожалению, вызывает гораздо меньший резонанс, чем сами слухи.

Иными словами, существуют проблемы, которые требуют расширить масштаб медиаобразования и обучить преподавателей и журналистов. Мое исследование в университете Новая Сорбонна в рамках проекта TRANSLIT Французского национального агентства исследований и кафедры ЮНЕСКО «Умение перестраиваться в эпоху устойчивого цифрового развития», касается сравнения общественно-политических моделей  в области МИГ в странах Европы. Оно показывает, что в данной сфере существует множество ресурсов и обучающих курсов, которые создают преподаватели и ассоциации по своей собственной инициативе, без участия университетов. Оно, также указывает на явные недостатки, касающиеся уровня общественной политики, несмотря на включение МИГ во многие национальные образовательные программы. К тому же, существует явная нехватка межминистерских организаций, почти полностью отсутствуют органы регулирования и координация между отдельными участниками. Отсюда вытекает композитное управление медиаобразованием с тремя основными моделями в зависимости от стран: развитие, делегирование, или отказ от обязательств (Д. Фрау-Майгс и другие, 2017 г.).  

Скачок в области этики

Есть и хорошие новости. Журналисты готовы пересмотреть свои деонтологические принципы и начинают отдавать себе отчет в важности МИГ. Этот скачок в области этики может помочь преподавателям по-новому позиционировать медиаобразование и дать ему тот толчок, который позволит противостоять угрозам Интернета и сохранить не только конфиденциальные данные, но и сами медиа. Постепенно возвращается осознание значимости журналистского расследования, которое раскрывает недоступную информацию.

Например, такие скандальные журналистские расследования, как колоссальная утечка конфиденциальных документов, известная под именем «Панамского архива», помогли вернуть мораль в политическую сферу и веру в профессию журналиста. Другие акции больше направлены на борьбу с «фальшивыми» новостями. Среди них блог Агентства Франс-пресс «За кулисами информации» (Making of, les coulisses de l’info), показывающий «закулисье» большого информационного механизма, Décodex газеты «Монд» (где сайты сортируются по степени их токсичности), RevEye платформы Google (позволяющий в три клика проверить подлинность фотографий), сайт  Spicee и его блог Conspi Hunter (изобличающий теории заговора).

Однако для того, чтобы использоваться в полной мере и создать образованное гражданское сообщество, критическое мышление в МИГ должно также применяться к геоэкономике социальных медиа. Цифровые платформы  GAFAM, подчиняющиеся кaлифорнийским законам, долгое время отказывались  признавать за собой статус медиа, чтобы избегать социальной ответственности и не принимать на себя соответствующие обязательства. Но использование алгоритмов выявило их способность осуществлять редакторский контроль над контентом, из которого извлекается материальная польза. При этом, Интернет-гиганты сами определяют, что является правдой, а специалисты, создающие алгоритмы, не обязаны отчитываться ни в прозрачности ни в этичности своих действий.

Эти мегамедиа до сих пор разыгрывали карту саморегуляции: они разрабатывали свои собственные правила, удаляли тот или иной сайт или аккаунт, заподозренный в распространении фальшивых новостей, при этом не отдавая никому  отчета. Однако, если они желают сохранить доверие своих подписчиков, то они должны будут подойти более ответственно к этому вопросу и использовать более гибридную модель, соединяющую функции «оператора связи» (common carrier) и «общественного куратора» (public trustee). В противном случае, пользователи могут начать избегать данные платформы или полностью отказавшись от их использования, прийти к совместной с журналистами регуляции, как показывает пример сайта Décodex. Решение о совместной разработке специального алгоритма, который сумел бы объединить журналистскую этику и фундаментальную свободу, без сомнения, является одной из альтернатив будущего.

Дивина Фрау-Майгс

Дивина Фрау-Майгс (Франция) профессор информационно-коммуникационных  наук в Новой Сорбонне, заведующая кафедрой ЮНЕСКО «Умение перестраиваться в эпоху устойчивого цифрового развития». Она является автором около двадцати работ. Недавно опубликовала книгу совместно c И. Велез и Ж. Флорес Мишель «Государственная политика в области медиаобразования и информационной грамотности в Европе: межстрановые сопоставления», (Лондон : Рутледж, 2017 г.). (Public Policies in Media and Information Literacy in Europe: Cross-Country Comparisons, Londres : Routledge, 2017).