Широкий обзор

Будущее в наших руках

cou_03-18_intro_01.jpg

Фрагмент аудиовизуальной инсталляции Poetic_AI («Поэтика ИИ»), полностью созданной искусственным интеллектом.

Известный канадский писатель и эссеист Карл Шрёдер проводит время за чтением, наблюдением, изучением нового и сочинением научно-фантастических рассказов. Его футуристические романы вдохновляют специалистов в области новых технологий и искусственного интеллекта и позволяют предприятиям и государственным учреждениям получить представление о технологических, экономических и социальных переменах, которые могут ждать их в будущем. Для этого писателя-фантаста искусственный интеллект связан не столько с технологической, сколько с культурной революцией, требующей от нас решения вопросов этики, управления и законодательства.

Карл Шрёдер отвечает на вопросы Мари-Кристин Пино-Демулен (ЮНЕСКО)

Откуда вы черпаете вдохновение, помимо цифровых и технологических инноваций?

Я провожу много времени за чтением великих философов. Это помогает мне составить целостную картину мира и увидеть то, как развитие технологий может отразиться на развитии общества. Но спешу вас уверить, столько же внимания я уделяю интриге: я хочу, чтобы читать мои книги было интересно!

Интернет также служит для меня неиссякаемым источником информации и идей. Бывает, что я случайно наталкиваюсь в сети на что-то новое, что может побудить меня перестроить или даже полностью изменить сюжет. Интернет значительно облегчает поиски, и я стараюсь брать только самое лучшее.

Как вы думаете, сможет ли однажды искусственный интеллект (ИИ) заменить собой писателей?

На сегодняшний день ИИ мог бы выполнять функцию рандомизатора, который методом случайной выборки из бесконечного множества вариантов генерировал бы описание будущего персонажа, сцены и т. д.. Например, он мог бы выдать мне характеристику «повелитель зла, находится в башне», на основе которой я мог бы создать образ героя, построить интригу.

Я допускаю, что в будущем творчество перестанет быть прерогативой человека, и вполне могу представить, что когда-нибудь ИИ сможет написать приличную книгу, но не в его нынешнем виде. Это будут машины другого типа, которые мы еще не создали. Современные компьютеры не в состоянии произвести осмысленный текст, и вмешательство человека в творческий процесс остается необходимым, несмотря на то, что возможности техники постоянно расширяются и приближаются к возможностям человека.

В одной из сцен моего романа Lady of Mazes (2005 г.) ИИ сходит с ума и создает своеобразную «творческую бомбу», в результате чего на свет появляется такое огромное количество великолепных романов, что на их чтение не хватило бы даже времени, равного сумме лет жизни всех людей на Земле! Что же происходит тогда с людьми? Они приспосабливаются и продолжают творить дальше.

Допустим, что такая творческая бомба взорвется сегодня. Почему это должно помешать мне писать другие романы? Почему я должен чувствовать себя в позиции «я против миллиона книг», а не «я и миллион книг»? Независимо от природы творчества, для меня оно заключается в обогащении нашего существования, а не в его обеднении.

Понятие замены тесно связано с понятием ценности. Все можно заменить в соответствии с определенной ценностью. Как писателя меня можно заменить компьютером, который более успешен с коммерческой точки зрения, чем я. Однако это применимо лишь к той системе ценностей, где коммерческий успех является приоритетом.

Значит, вы считаете, что ИИ не представляет опасности?

Несет ли ИИ в себе угрозу или пользу, целиком зависит от нас. Информация об ИИ, его функционировании и потенциальных угрозах для человечества зачастую преподносится в чрезмерно упрощенном виде, возможности ИИ нередко преувеличиваются. В результате у людей появляются всевозможные страхи, в частности, что машины могут выйти из-под нашего контроля. Однако на данном уровне развития технологий такие опасения безосновательны.

Тем не менее, крайне важно выбрать направление для дальнейшего развития ИИ и очертить сферу его применения. Если мы решим инвестировать в разработку супермашин для ведения экономической или политической войны, мы рано или поздно окажемся во враждебной среде, нами же и созданной. В отношении ИИ обществу надлежит принять верные решения.

Если когда-нибудь устройства на базе ИИ станут от нас независимы, они будут похожи на выросших детей, покидающих своих родителей, чтобы жить своей собственной жизнью. Поэтому мы, как родители, должны правильно их воспитать и привить им позитивные ценности. Такое видение должно стать основой рассуждений о ИИ.

Это касается и этических вопросов?

Да, и если политики и общество занялись этими вопросами только сейчас, то научная фантастика интересуется ими уже около века! Именно потому, что этой теме не уделяется должного внимания, ситуация начинает выходить у нас из-под контроля, как только появляется важная технологическая инновация. А ведь решение лежит на поверхности: внедрение той или иной инновации должно осуществляться только после изучения ее социальных последствий, определения области применения и принятия необходимых законов.

Эта мысль стала одной из главных в моем романе Lady of Mazes, где я показываю, что планирование в разработке и внедрении технологических инноваций позволяет предвосхитить изменения в обществе.

Какую тему вы хотите раскрыть в своей следующей книге?

Возможно, в ней будет говориться о будущем политики и процессах принятия решений, а также о технологических средствах, которые выведут нашу цивилизацию на качественно новый уровень.       

Подробностей рассказывать не буду, но я собираюсь писать свою следующую книгу обычной ручкой! Ведь по сути, это такое же средство для написания текстов, что и компьютер. Нужно отличать письмо как вид деятельности от средств письма. Технологии – это всего лишь средство, а не цель, и не стоит преувеличивать их значение. Мы не обязаны отказываться от того, кем мы являемся или хотим быть, нам просто нужно всем вместе готовиться к встрече с будущим.

Карл Шрёдер

Канадский писатель-фантаст, эссеист и футуролог Карл Шрёдер является автором таких романов, как Ventus (2000 г.), Permanence (2002 г.), Lady of Mazes (2005 г.), Crisis in Zefra (2005 г.) и Lockstep (2014 г.), большая часть которых была переведена на десяток различных языков. В феврале 2018 года в штаб-квартире ЮНЕСКО ему была присуждена премия Netexplo Talent.