Широкий обзор

Противостоять монополизации научных исследований

cou_03-18_recherche_01.jpg

Йошуа Бенжио: «Мы должны способствовать увеличению разнообразия в экономической среде, связанной с ИИ, и не допускать появления монополии».

Искусственный интеллект (ИИ) находится лишь у истоков своего развития. «Уровень его рассуждений очень поверхностен и не идет в сравнение даже с уровнем лягушки», – считает Йошуа Бенжио, один из ведущих мировых специалистов в сфере глубокого обучения (Deep Learning). Тем не менее, серьезная проблема монополизации и неравномерного распределения в этой области уже на повестке дня, и решена она может быть исключительно на международном уровне. Для развития ИИ необходима международная координация, предупреждает ученый.

 

Йошуа Бенжио отвечает на вопросы Ясмины Шоповой

 

В последние пять лет мы наблюдаем резкий рост интереса к изучению фундаментальной науки в сфере ИИ со стороны титанов информационных технологий, которые вкладывают в это невероятные средства. Как вы объясняете этот феномен?

Ответ очень прост. В области ИИ наука достигла такого уровня зрелости, который делает ее крайне полезной для предприятий. Накопление больших данных (Big Data) и высокие вычислительные мощности облегчают разработку новых продуктов на базе ИИ, которые завтра станут еще более рентабельными, чем сегодня.

Сейчас, когда мы ищем информацию в Интернете, нас везде преследует целевая реклама. И такие компании, как Facebook, Amazon, Youtube и т. д., процветают именно благодаря ей. На сегодняшний день продукты на основе ИИ составляют лишь малую долю на рынке, но согласно прогнозам экономистов лет через десять они достигнут 15% от общего производства товаров. Это колоссально.

Таким образом, ИИ позволит этим компаниям продавать больше, обогащаться и иметь возможность платить более достойную зарплату ученым, которых они нанимают на работу. Увеличивая свою клиентскую базу, они получают доступ к еще большему количеству данных, а эти данные – настоящая золотая жила, которая делает систему еще более эффективной.

Все это создает благодатную почву для бизнеса, но является нежелательным для общества. Такая концентрация власти может иметь негативное влияние, как на демократию, так и на экономику. Она играет на руку большим компаниям и затрудняет выход на рынок начинающим предприятиям, несмотря на то, что они могут иметь лучшую по качеству продукцию.

Мы должны способствовать увеличению разнообразия в экономической среде, связанной с ИИ, и не допускать появления монополии.

 

Но монополизация уже началась. Как это исправить?

Путем антимонопольных законов. История нам уже доказала, что они могут быть эффективными в борьбе с превышением полномочий некоторых компаний. Вспомним пример предприятия Standard Oil в США, которое покупало своих конкурентов с целью монополизации нефтяного рынка; или Голливуд, который до середины XX века владел 70% кинозалов и устанавливал свои законы кинопроката. Меры наказания, которые были применены к этим и ряду других предприятий, способствовали восстановлению равновесия на рынках.

Я считаю, что толковое законодательство о рекламной деятельности может в значительной степени способствовать предотвращению установления монополий в сфере научных исследований ИИ. Мы все, в какой-то мере, являемся заложниками рекламы и часто забываем, что могли бы принять совместное решение по ее регламентированию таким образом, чтобы она не оказывала пагубного влияния на общество.

Кроме того, услуги, предоставляемые крупными частными компаниями, такими как Google или Facebook, могли бы очень легко стать государственными, подобно телевидению, которое предлагает схожий сервис.

 

Вы решили не работать в частном секторе, не так ли?

Да, я хочу сохранить нейтралитет. Мой проект заключается в развитии науки, доступной каждому, а не только нескольким акционерам. Я считаю необходимым развивать такую науку, которая будет исследовать наиболее полезные направления для человечества, а не те, что в первую очередь будут выгодны для экономики.

При этом я попытался создать в университете Монреаля, где я работаю, единую и взаимовыгодную как науке, так и экономике экосистему. Несколько частных лабораторий обосновались в столице Квебека и сотрудничают с нами. Исследователи из области индустрии привлекаются в университет в качестве внештатных преподавателей и способствуют подготовке студентов. Компании финансируют университеты, предоставляя им полную свободу выбора в отношении областей науки, в которые они хотят инвестировать эти средства.

 

Какая доля исследователей работает сегодня в академической сфере?

Если брать в расчет людей, которых я встречаю на крупных международных конференциях, то я бы сказал, что примерно половина. Пять лет назад почти все исследователи ИИ работали в академической сфере.

 

Частные компании нанимают на работу талантливых людей со всего мира. Способствует ли это «утечке мозгов» из менее развитых стран?

Несомненно. Именно поэтому мы должны все вместе подумать над тем, как сделать так, чтобы наиболее бедные страны могли извлечь пользу из последних достижений науки, а также над тем, как открыть исследовательские центры в их университетах. В Африке, например, все больше научно-образовательных учреждений предлагают образовательные программы на тему ИИ и организуют летние курсы, которые оказываются очень полезными.

Кроме того, в Интернете имеется большое количество бесплатных лекций, пособий и программ. Я встречаю много молодых людей, которые прошли обучение по Интернету. Мы должны искать наилучшие способы помочь им в самообучении.

 

Некоторые страны, среди которых и Канада, вкладывают большие средства в исследования в области ИИ.  

Да, действительно, Канада решила не только финансировать фундаментальную науку и поощрять создание стартапов, но и вкладывать средства в исследования в области гуманитарных наук и в коллективное обсуждение вопросов, связанных с ИИ, с целью оценки его воздействия на общество.

По инициативе Монреальского университета 3 ноября 2017 года начались дебаты, целью которых является разработка Монреальской декларации об ответственном развитии ИИ. Эта мера направлена, главным образом, на выработку этических ориентиров в развитии ИИ на национальном уровне. В ходе первой фазы этого долговременного процесса, в рамках которого широкая публика может дискутировать с экспертами и политическими деятелями, было определено семь ценностных ориентиров: благополучие, независимость, справедливость, неприкосновенность частной жизни, знания, демократия и ответственность.

 

Как обстоит ситуация на международном уровне?

Насколько я знаю, не существует международного соглашения, которое регулировало бы научные исследования в области ИИ. Тем не менее, речь здесь идет о вопросе мирового масштаба, и без согласованных действий на международном уровне мы не сможем двигаться в правильном направлении.

Прежде всего мы должны привлечь внимание широкой общественности и высших политических деятелей к вопросам, которые поднимает ИИ. В некоторых частях света исследователи уже предупредили об основных проблемах, и СМИ и общественность на это отреагировали. Это первые этапы на пути к более широкой политической договоренности на международном уровне по проблемам, которые ставит перед нами эта дисциплина, в частности в области этики, окружающей среды и безопасности.

Йошуа Бенжио

Исследователь и преподаватель Монреальского университета Йошуа Бенжио (Канада) является штатным профессором отделения информатики и оперативных исследований (DIRO), руководителем Монреальского института алгоритмов обучения (MILA), Института искусственного интеллекта Квебека, одним из директоров программы Learning in Machines and Brains Канадского института перспективных исследований и заведующим Канадской кафедры научных исследований по алгоритмам статистического обучения. По данным на сентябрь 2017 года, результаты его исследований были процитированы более чем 80 000 раз. Йошуа Бенжио приехал в Квебек из Парижа в 1977 году в возрасте 12 лет вместе со своими родителями, марокканцами по происхождению. Он является офицером Ордена Канады и членом Королевского Общества Канады.