Интервью

Альфади: под знаменем африканского творчества

alphadi_def.jpg

Альфади, Париж, 18.05.2016
© Leonardo Džoni-Šopov
Kультура – это неотъемлемый ключ к развитию», - считает Альфади. Mодельер, получивший всемирное признание,  учредитель Международного фестиваля африканской моды, он стал символом борьбы за экономический прогресс и всячески способствует текстильной промышленности, вдохновляясь творческими традициями африканских стран. Его недавняя мечта открыть высшую школу моды в Ниамей сейчас на пути к реализации. Мы провели беседу с «Чародеем пустыни».

Интервью Ясмины Шоповой с Альфади 

Вы считаете себя «самым панафриканским из всех панафриканцев».  Почему?

Я панафриканец не только по крови, но и по убеждениям. Я родом из  Тимбукту. Моя мать марокканка, а отец - нигериец арабского происхождения. Я вырос в Нигере, часть образования получил в Того. У меня есть родственники в Марокко, Мавритании и Кот-д’Ивуаре. Все эти страны определяют мою смешанную культуру и позволяют мне достойно нести знамя единства африканских народов.

Что привело Вас в мир моды?

Творческий потенциал у меня был с самого детства, но, к сожалению, я смог реализовать его только после смерти родителей, которые и слышать не хотели о том, чтобы я занимался модой. Они считали это «женским занятием», несовместимым с исламом! Чтобы не разочаровать их, я пошел на факультет туризма в Париже. Днем я учился, а вечером ходил на показы мод. Мне довелось познакомится с большим количеством известных модельеров того времени. Получив диплом бакалавра в 1980 году, я вернулся в Нигер и стал работать в Управлении по туризму при Министерстве торговли в Ниамей.

A три года спустя в Нигере Вы представили свою первую коллекцию…

Совершенно верно. Изначально я планировал работу над проектом по созданию африканских тканей совместно с известным малийским дизайнером Крисом Сейду, который, к сожалению, ушел из жизни. Оставшись без поддержки, я все же решил самостоятельно открыть мастерскую по производству тканей и кружев. Образование в этой сфере я получил уже позднее в мастерской Шардон Савар в Париже.

Каким образом осуществлялось финансирование проекта?

В начале я финансировал проект за счёт собственных средств, сотрудничая с ткацкой фабрикой в Нигере. Так собственно и появилась на свет ткань «Альфади». Затем, по причине добровольного уходa с государственного поста, я воспользовался программoй финансовой поддержки, получил кредит для бизнес-проекта и субсидию Европейского Союза. Багодаря этому, я смог купить первые станки, нанять первых работников. Так был создан бренд Alphadi.

Это тот самый бренд, получивший признание в Париже в 1985 году?

Да, это произошло на Международной выставке туризма. Меня пришли поддержать Пако Рабан, Ив Сен-Лоран, а также многие другие дизайнеры и представители модельного бизнеса, с которыми я познакомился во время учебы. Однако самым волнительным для меня стал второй Международный фестиваль моды в Париже в 1987 году, в котором принял участие широкий круг представителей индустрии моды. Тысячи  манекенщиц, десятки тысяч зрителей и миллионы телезрителей по всему миру наблюдали за показом коллекции, который проходил под открытым небом в садах Трокадеро в сопровождении гриотов(1) и дромадеров! Это было незабываемо!

Это событие стало наградой за ваши усилия и к тому же позволило оценить по достоинству труд мастеров, которые работали над Вашей коллекцией…

Да, я работаю с очень талантливыми профессионалами. Еще в самом начале я нанял более десятка ткачей и примерно 20 специалистов по пошиву одежды, вышиванию и отделке бисером. Позже, я также собрал команду ювелиров в Нигере и кожевников – в Марокко. В начале 2000-ых годов я запустил линию косметики и парфюмерии, разработанных на основе веществ африканского происхождения, а в 2005 году выпустил линию спортивной одежды (джинсы, футболки, и т.д.) по доступным ценам специально для молодежи.

Я действительно прилагаю все усилия для того, чтобы привлечь к работе местное население и добиться развития их творческого потенциала. Например, я активно веду борьбу за открытие ткацких фабрик по всей Африке. Имено поэтому, мои ткани производятся по всей Африке: в Нигере, Нигерии, Гане, Кот-д’Ивуаре, Мали, Сенегале, Марокко.

Какие еще возможности Вы используете для этой цели?

K примеру, в 2014 году в Того, я принял участие в мероприятии, посвященном праздничным набедренным повязкам, с целью возобновления текстильной промышленности страны. В деревне Датча, вблизи Атакпаме раньше находился завод на 3 тыс. рабочих мест. 15 лет назад он закрылся, и люди остались без работы. С того дня производство набивного ситца было перенесено в Нидерланды. При всем уважении к европейским коллегам, на мой взгляд, логичнее производить африканские ткани в Африке.

Таким образом, мой дизайнерский проект, прежде всего, призван содействовать возрождению африканской текстильной промышленности и признанию традиционных навыков. Большинство моей деятельности посвященo именно этой цели.

Cколько человек работает у Вас сегодня?

Около 150-200 человек, не считая субподрядчиков. Cоздавая одежду, дизайнер также создает рабочие места… Видите ли, я всегда был убежден в том, что культура – это ключ к развитию любой страны. B начале моей карьеры Нигер был четвертым производителем урана в мире. Когда я говорил, что мода в Нигере способна стать более устойчивым источником дохода нежели уран, меня не принимали всерьез. Однако, я оказался прав.

В конце концов, цены на уран упали, а мода до сих пор пользуется успехом!


Изображения первого фестиваля FIMA в пустыне Нигера, 1998 г.
© Agence Epona/Laure Maud

С 1994 года Вы возглавляете Африканскую федерацию модельеров. Каковы Ваши основные обязанности?

Федерация была основана в Гане и впоследствии переносилась в связи со сложной политической ситуацией, сложившейся в африканских странах.  K сожалению, у нас недостаточно средств для достижения поставленных целей, однако я делаю все возможное для развития африканской моды и дизайна во всех их многогранных проявлениях. Однo из моих основных стремлений – содействие охране торговых марок, благодаря сотрудничеству с Африканской организацией интеллектуальной собственности, а также с Всемирной организацией интеллектуальной собственности. Конечная цель - это присоединение африканских стран к международной системе торговых марок.

Вы - создатель фестиваля моды в пустыне. Расскажите, как возникла эта смелая идея?

Это действительно моя гордость! Международный фестиваль африканской моды (FIMA), впервые прошел в пустыне Тигидит в Нигере в 1998 году. Oн позволил реализовать многие цели, такие как содействие африканскому творчеству, благодаря культурному обмену, тесному взаимодействию и укреплению мира, a также организация встреч и помощи молодым дизайнерам… Все это имеeт для меня огромное значение.

Хочу напомнить, что первый фестиваль состоялся на фоне туарегского восстания в Нигере. И совсем неслучайно эмблемой фестиваля стал стилизованный туарегский тюрбан. Я очень хотел вернуть ему былое благородство, превратить его в символ мира, а не войны.


Показ Альфади во время недели Черной Высокой Моды, Париж, 2013 г.

© All Rights Reserved

В 2013 году, этот фестиваль вновь имел миротворческую миссию.

«За мир и смешение культур в Африке» – таков был девиз фестиваля 2013 года. С его помощью мы почтили память Нельсона Манделы, выдающегося борца за мир. Вся моя коллекция «от кутюр» была выполнена в белом цвете. На улицах, где был организован показ, люди были одеты во все белое. Еще одно незабываемое воспоминание!

Мир, культура и развитие – ключевые слова, без которых немыслим Международный фестиваль африканской моды. Раз в два года в фестивале принимают участие дизайнеры со всего африканского континента, а также гости из Европы, Америки и Азии. Главная роль на фестивале отведена Африке, но в последний день на одном подиуме собираются приглашенные со всего мира.

В декабре 2016 года, совместно с ремесленной палатой Нигера, мы организовали десятый FIMA. Oн прошел на арене традиционных игр города Агадес на севере Нигера под девизом «Образование и промышленность во имя мирной и многоликой Африки». Я с особым волнением вспоминаю этот фестиваль, поскольку годом ранее мы были вынуждены отменить его в связи с событиями, потрясшими мир и, в частности, Западную Африку. В то время, мы оценили ситуацию и пришли к выводу, что не сможем обеспечить полную безопасность зрителей и участников.

 В 2016 году, председателем церемонии открытия десятого фестиваля стал министр культурного возрождения, искусства и социального развития Асумана Малам Иса. Он заявил о своем решении оказывать активную поддержку фестивалю, задача которого состоит в том, чтобы использовать высокую моду в качестве инструмента развития. Сегодня, FIMA стал знаковым культурным событием в Нигере и сможет теперь проходить ежегодно.


© All Rights Reserved

A какое место на фестивале отведено молодым африканским дизайнерам?

Африканским дизайнерам отведено на нашем фестивале особое место! С 2003 года, мы организуем конкурс молодых дизайнеров каждые два года.

Вначале он проводился совместно с Французской ассоциацией поддержки творчества, а с 2010 года проводится при поддержке Французскoго институтa. В общей сложности, мы получаем от 250 до 300 заявок на участие. Затем члены международного жюри в Париже выбирают трех победителей. Призы финансируются Западноафриканским экономическим и валютным союзoм на протяжении пяти лет.

Кроме того, мы учредили приз африканским манекенщикам, который увеличивает их шанс стать всемирно известными.

Объясните, что такое «Караваны Альфади»?

На эту идею меня вдохновил мой дух кочевника. По завершении каждого фестиваля, команда из 40 человек (модельеров, манекенщиков, специалистов в области моды, спонсоров, журналистов) отправляется в тур по Африке. Мы организуем показы дома моды Alphadi, в ходе которых встречаемся с местными талантливыми молодыми людьми. Cреди них наше жюри выбирает тех, кто будет представлять свою коллекцию на следующем фестивале.

Есть ли у Вас еще проекты по оказанию поддержки молодым африканским дизайнерам?

Moй самый главный проект на сегодняшний момент – это oткрытие международной высшей школы моды и искусств в Ниамей. Я мечтаю об этом уже 10 лет. Два года назад мне наконец удалось получить в распоряжение от правительства Нигера 3000 м2 земли. Однако для реализации проекта мне необходимы дополнтельные источники финансирования.

Уже готов план строительства фабрики на 30 рабочих мест для африканских и иностранных дизайнеров. У них наконец появится возможность создавать свои коллекции и при желании производить и продавать их на месте. Также предусмотрено строительство жилья для иностранных дизайнеров и преподавателей, магазинов, залов для показов и музея моды, где будет находиться библиотека тканей.

«Школа 42» Ксавье Ньеля, основателя Free, частично вдохновила меня на проект. Ведь для него талант и работа в команде являются основными приоритетами. Кроме того, мастерская Шардон Савар в Париже также помогает нам в концептуализации проекта.

Строительство школы будет осуществляться на средства инвесторов, но работать она будет в автономном режиме. Поэтому образование будет платным, хотя и не очень дорогостоящим. Фонд Альфади учредит стипендии. Кроме того, студенты смогут частично оплачивать обучение, продавая свои изделия в магазинах школы. Помимо этого, планируется открытие  «культурного бизнес-инкубатора» предоставляющего образовательные гранты в области художественного творчества и моды на 6-8 месяцев для школьников от 9 до 10 лет.

А какую роль во всем этом играет Фонд Альфади?

В 2000 году я основал ассоциацию Альфади, тесно связанную с FIMA и преследующую в основном образовательные цели, но не только. Например, благодаря ассоциации, я смог органинзовать несколько благотворительных передач, одна из которых была посвящена малийским беженцам и имела большой успех в 2012 году. При содействии Агентства ООН по делам беженцев нам удалось собрать 52 тыс. евро и около 80 тонн зерна.

На данный момент я работаю над учреждением Фонда Наследие в поддержку образования женщин и девушек (его устав уже готов). Деятельность фонда будет направлена на искоренение недоедания и содействие здравоохранению.

Знаете, я часто иронизирую, что доверяю больше женщинам, чем мужчинам. Женщина, заработав деньги, потратит их на еду и нужды своих детей, отправит их учиться в школу. В то время как мужчина на эти деньги скорее всего решит завести себе вторую жену!


Альфади назначен Артистом ЮНЕСКО за мир Генеральным директором ЮНЕСКО Ириной Боковой, Париж, 2016 г.

© UNESCO

Сидахмед Альфади Сейднали (Альфади), получивший прозвище «Чародея пустыни», родился 1 июня 1957 года в Тимбукту в семье торговцев. Он вырос в Нигере вместе с восемью братьями и сестрами. Сегодня он сам отец шестерых детей и живет между Соединенными Штатами, Францией и Африкой.

 

25 января 2016 года Альфади был удостоен звания «Артист ЮНЕСКО за мир». 23 апреля 2016 года он присоединился к Коалиции артистов ЮНЕСКО в поддержку книжной коллекции «Общий oбзор истории Африки».