Featured articles

Интервью с лауреатом Нобелевской премии мира 2018 года Денисом Муквеге: на службе женщин

mukwege_c_severine_desmarest.jpg

Портрет Дениса Муквеге представленный на выставке художницы Северин Демарест «Руки, творящие мир»
© Séverine Desmarest

Больница Панзи, основанная доктором Денисом Муквеге в 1999 году в Демократической Республике Конго, за 15 лет оказала помощь более 40 тысячам женщин, ставших жертвами жестокого насилия. Однако вклад этого поистине выдающегося человека в борьбу за права женщин не ограничивается медицинской помощью: он занимается просветительской деятельностью, помогает пострадавшим женщинам вновь интегрироваться в общество и получить юридическое сопровождение, принимает участие в информационных кампаниях. В настоящее время он активно борется за достижение еще одной цели — покончить с безнаказанностью преступлений сексуального характера. Против Дениса Муквеге  было совершено шесть попыток убийства, но им не удалось ни сломить его волю, ни подорвать его решимость.

Беседу провела Селин Хиршланд

 

Помощь жертвам сексуального насилия стала делом всей Вашей жизни. Что привело Вас на этот путь?

В 1989 году я возглавлял больницу в городе Лемера, что на востоке Демократической Республики Конго. В то время меня более всего волновала проблема высокой материнской смертности. Когда в 1996 году разгорелась Первая конголезская война, наша больница была разрушена, пациентки были убиты прямо в палатах, сотрудников также лишили жизни. Тогда я переехал из Лемеры в Букаву, столицу Южного Киву, и в 1999 году основал там больницу Панзи, намереваясь посвятить себя борьбе с материнской смертностью.

Однако самая первая моя пациентка попала к нам не потому, что ей предстояло рожать. Она стала жертвой изнасилования. Ее насильник в добавок к уже совершенному преступлению в упор выстрелил ей в органы половой системы. Для того чтобы вновь обрести возможность жить более-менее нормальной жизнью, несчастной пришлось пережить шесть операций.

Сначала я воспринял этот случай как нечто из ряда вон выходящее, исключение, варварский акт, совершенный невменяемым человеком. Однако за первые три месяца после основания больницы в моей практике было уже 45 пациенток-жертв сексуального насилия. А за прошедшие с тех пор 15 лет больница Панзи оказала помощь около 40 тысячам женщин, изнасилованных в жестокой форме.

Кроме того, я с тревогой констатирую рост сексуального насилия в отношении детей. Уже в 2013 году в докладе ООН сообщалось, что на востоке Конго было зарегистрировано около 250 изнасилований детей за один год. Примерно 60 из них были не старше трех лет! А однажды к нам в больницу поступила шестимесячная девочка. Я просто не мог оставаться в стороне, я должен был что-то сделать, чтобы это прекратить.

 

Вы говорите, что изнасилование — это средство ведения войны. Могли бы Вы объяснить это явление?

Да, изнасилование и другие виды жестокого обращения сексуального характера представляют собой страшное орудие войны. Они вынуждают людей покидать родные места, приводят к демографическому спаду, наносят ущерб экономике страны, разрушают общественную структуру общества и семьи. Эти преступления используются в любой войне, независимо от ее типа.

В Демократической Республике Конго изнасилования в большинстве случаев совершаются публично. Иногда они бывают и групповыми: одновременно может быть изнасиловано до 300 жительниц одной деревни. При этом насильники нередко заставляют других членов семьи присутствовать при этих зверских деяниях. Изнасилованная женщина лишается чести, ее муж терпит унижение и зачастую уходит из своей деревни туда, где его никто не знает. Когда частота подобных преступлений вырастает, постоянное ощущение небезопасности побуждает женщин и детей покидать родные земли и искать убежища в другом месте. В тех случаях, когда насильники оставляют своих жертв в живых, они часто лишают их возможности вновь иметь детей. Существует и высокий риск заражения болезнями, передающимися половым путем, которые могут привести к смерти как самой женщины, так и ее детей. Все это неизбежно влечет за собой сокращение численности населения. Это и есть одна из главных целей агрессоров, которые предаются и другим варварским действиям: пытают людей и морят их голодом, грабят и поджигают целые деревни… Очевидно, что изнасилования такого рода вызваны вовсе не сексуальными побуждениями, а ставят целью ослабить или даже истребить население.

Публичные изнасилования могут вызвать потерю идентичности жертвы. Мне часто приходится слышать от своих пациенток слова «Я больше не женщина». Что касается мужчин, являются ли они мужьями пострадавших женщин или же сами стали жертвой изнасилования (1 % случаев), нередко они считают, что более не достойны быть отцом. Ничуть не лучше, а то и хуже, дело обстоит в отношении детей, родившихся в результате изнасилования. Их отвергает их собственное сообщество, их называют «детьми змеев», «геноцидниками» — с целью отрицания их человеческого облика изобретается особая терминология. Вследствие потери идентичности личности люди более не считают себя членами своей общины. Ориентиры теряются, социальные роли размываются, общество разобщается. Это создает благодатную почву для любых злоупотреблений — что и требуется агрессорам, которые тогда могут стать полноправными хозяевами территории.

А территории эти очень часто представляют собой богатые месторождения колтана или золота, например. Потому я и выступаю за разработку и внедрение международных норм, позволяющих контролировать происхождение полезных ископаемых. Если мы не хотим, чтобы торговля полезными ископаемыми использовалась для финансирования вооруженных группировок в районах Конго, охваченных конфликтами, нам не обойтись без строгого законодательства.

 

Вы также выступаете за создание Международного уголовного трибунала по ДРК.

Чтобы положить конец безнаказанности виновных в международных преступлениях, необходим международный суд. Насилие, террор и изнасилования продолжатся до тех пор, пока такие преступления остаются безнаказанными. Вспомните об ужасной резне в Бени (ДРК) в мае 2015 года: беременные женщины со вспоротыми животами, изуродованные младенцы, связанные и убитые мужчины. Около 50 невинных жертв добавились тогда к драматическим итогам конфликта, более 20 лет длящегося в моей стране.

Сразу после этого трагического события я обратился к международному сообществу с требованием защитить гражданское население, проживающее в районе Великих озер, а в марте 2016 года также подал в ООН петицию под лозунгом «Нет безнаказанности». 

Подписанная 200 организациями петиция содержит обращение к находящемуся в Женеве Совету ООН по правам человека опубликовать имена 617 человек, подозреваемых в насилии и нарушениях прав человека в ДРК в период между 1993 и 2003 годами.

Я считаю, что во всех делах об изнасилованиях следует обязательно брать образцы ДНК. Это позволит правосудию определять виновных. Это станет огромным шагом вперед в борьбе с безнаказанностью.

Международное сообщество не может замалчивать эти преступления. Иногда они совершаются иностранными военнослужащими, которых тоже никто никогда не преследовал. Следует исходить из того, что ни одно преступление не должно оставаться без наказания.  Как в личном, так и в национальном и международном планах надо прекратить замалчивание.

В 2015 году в ДРК был принят закон о правах и равенстве женщин, а также законопроект об учреждении «Фонда возмещения ущерба жертвам сексуального насилия».

Законов-то хватает, проблема в ином... Зачастую женщины не имеют понятия о том, что
они защищены  юридическими документами.   Но даже когда они об этом знают, женщины сталкиваются с существующими в обществе обычаями, которые мешают им защитить свои права. Требуется огромная информационная работа.

Не решаясь говорить вслух о том, что была изнасилована, так как это ей запрещает обычай, женщина выгораживает насильника. Ее молчание множит риск новых изнасилований. Но ведь если она сможет нарушить молчание, то стыдно будет уже насильнику, который будет знать, что преступление не осталось незамеченным, что он подвергнется суду и приговору. Это полностью изменит ситуацию.

В борьбе с безнаказанностью за такие действия должны проявлять твердость политики. Без политической воли мы далеко не продвинемся! Сотни лет женщины без устали бьются за свои права, но международные законы и решения бессильны, если не меняется менталитет. Равенство между мужчинами и женщинами возможно, если только оно станет очевидным в головах людей.

Печально и то, что женщинам-потерпевшим, выигравшим судебные иски, пока еще не  присуждаются существенные компенсации. Серьезное возмещение ущерба по постановлению суда поможет им полностью излечиться, а также убедит общественность в том, что такие женщины в реальности признаются потерпевшими. Как без компенсации потерпевшим успокоить потрясенное преступлениями общество?

 

Каков ваш вклад в переустройство такого общества?

У больницы «Панзи» четыре направления деятельности. Первое ― медицинское:  госпитализация, операции, лечение. Оно непосредственно связано со вторым направлением, это ― психологическое сопровождение, что в той же степени значимо. Третье ― это обучение и социально-экономическая реинтеграция. Когда женщина почувствует себя физически и умственно крепче и сильнее, ее все же не следует возвращать в родную деревню в одиночку, без поддержки. Им мы помогаем продолжить учебу, если они ее прерывали, либо учим ремеслу. Мы также организуем обучение грамоте, поскольку именно безграмотность нередко является причиной драмы, которую эти женщины пережили. Наконец, четвертое направление ― сопровождение юридическое. Мы предлагаем бесплатные юридические консультации: в распоряжении женщин шесть юристов, а оплату издержек мы берем на себя. Однако даже при таком положении дел, из 3000 женщин, которые ежегодно к нам попадают, не более 300 обращаются в суд.

Мы также проводим немало информационных кампаний о необходимости противодействия стигматизации людей, переживших сексуальное насилие, ибо общество все же склонно их отвергать, а не помогать им. Рад отметить в этой связи, что мышление людей начинает меняться в правильном направлении.

Интервью было взято 25 ноября 2016 г. по случаю с Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. 

Дополнительная информация

Больница«Панзи»

Фонд «Панзи»