Нести мир в сознание мужчин и женщин

Широкий обзор

Приоритет: oстановить грабеж культурных ценностей

cou_03_17_trafficking_01.jpg

Афиша к выставке «Покончим с незаконным оборотом древностей!», Археологический музей Салоники, Греция, 2012 год.
Торговля памятниками древности представляет собой один из  главных источников финансирования террористических организаций. С момента принятия в 2015 году резолюции 2199 Совета Безопасности ООН, призывающей к запрету торговли объектами культурного наследия из Ирака и Сирии, в мире принимаются усиленные меры по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей. ЮНЕСКО настоятельно рекомендует государствам ужесточить законодательство в этой области.

Сэмюэл Харди

Рынок культурных ценностей представляет собой так называемый серый рынок, на который товар поступает и по официальным, и по неофициальным каналам. И хотя оценить масштабы этого рынка сложно ввиду его специфики, тем не менее, вполне возможно получить о нем примерное представление. В интервью для газеты International Herald Tribune от 15 февраля 2005 года археолог Джон Рассел отметил, что по его подсчетам в период с марта 2003 года по начало 2005 года из Ирака могло быть незаконно вывезено от 400 000 до 600 000 памятников древности, доход от продажи которых мог составить от 10 до 20 миллионов долларов.

По понятным причинам вести статистику о незаконной торговле крайне сложно, даже если речь идет о «рядовой» организованной преступности в относительно спокойные времена. Произвести оценку становится еще труднее в периоды конфликтов, когда на действия внутренних группировок наслаивается деятельность внешних посредников, которые к тому же постоянно меняются. Ситуация лишь усугубляется, когда война и военная экономика находятся в тесной взаимосвязи. В отношении одних только Ирака и Сирии имеются десятки конкретных заявлений, не подкрепленных доказательствами.

Однако даже при наличии документальных доказательств подобные заявления достаточно трудно интерпретировать. Это подтверждает пример из практики отдела Госдепартамента США по противодействию финансирования терроризма и санкциям. В частности, 15 мая 2015 года  спецподразделениями США в Сирии был совершен рейд  на базе одного из лидеров ИГИЛ, известного как Абу Сайяф, который курировал деятельность по продаже подземных ископаемых (нефть, газ, минералы) и древностей. В ходе операции были найдены документы, удостоверяющие, что Абу Сайяфу был уплачен налог (хумс) суммой в 265 000 долларов. Этот налог представлял собой одну пятую от дохода в 1,32 миллиона долларов, полученных с продаж предметов древности в мухафазе Дайр-эз-Заур за четыре месяца. Если допустить, что такие деньги взимались каждый квартал, то результат мог достигать около 800 000 долларов при продаже ценностей на сумму 4 миллиона долларов в год.

Тем не менее, по одному этому примеру сложно судить о незаконном обороте культурных ценностей вообще, поскольку наличие древних памятников, возможность их сбыта и другие нелегальные финансовые потоки определяются особенностями каждого региона. Кроме того, неизвестно, кому, за что и для каких целей были выплачены полученные незаконным образом средства. Необходимо отметить, что налоговые органы имеют свою щедрую долю со всех доходов, вырученных в результате как легальной, так и нелегальной экономической деятельности.

Выявление маршрутов незаконного оборота

По данным Национального центрального бюро Интерпола в Ливане, в результате текущих военных действий многократно увеличились масштабы незаконного вывоза памятников древности из Сирии через Ливан организованными преступными группами. Тем не менее, несмотря на проблемы в области управления и безопасности, только в 2016 году Ливану удалось поочередно разоблачить шесть преступных группировок. Если бы другие страны, через которые осуществляется транзит и сбыт культурных ценностей, должным образом выполняли свои обязательства, то количество разоблачений могло бы сильно возрасти.

Примеры успешных операций имеются и в других странах, что позволяет нам получить представление о разнообразии структур и схем незаконного оборота древностей в условиях конфликтов. Так, полиции Германии удалось выйти на преступников, которые в период с 2011 по 2014 год занимались хищением культурных ценностей в своей стране, а вырученные средства направляли боевикам таких сирийских группировок, как «Ахрар аш-Шам», «Джунуд аш-Шам» и ИГИЛ. В 2014 году Гражданская гвардия Испании задержала членов группировки, занимающейся незаконной торговлей египетских древностей с целью финансирования джихадистов.

К сожалению, также много примеров трагических неудач. Согласно расследованию журнала Paris Match Belgique, первые результаты которого были опубликованы 27 октября 2016 года, Халид эль-Бакрауи, 22 марта 2016 года взорвавший себя на станции метрополитена «Мальбек» в Брюсселе, в период с 2013 по 2015 год предлагал трем страховым компаниям выкупить у него произведения искусства, похищенные из музея Ван Бюрен в Бельгии.


Выставка, организованная в Колизее в 2010 году, где можно было увидеть 337 похищенных произведений искусства, найденные итальянскими карабинерами. Рим, 2010 год.

Возвращение культурных ценностей

Несмотря на заявления о том, что вывезенные из Ирака и Сирии древности не достигают своего рынка сбыта, их изъятие в ряде европейских стран, в частности в Болгарии (2015 г.), Венгрии (2017 г.), Словении (2016 г.) и Франции (2016 г.), свидетельствует об обратном. В 2015 году в Великобритании предметы древности из охваченных конфликтами регионов были конфискованы, затем возвращены на рынок — и даже становились предметом рекламы. Об этом рассказали газете «Гардиан» (в июле 2015 года) и телеканалу Channel 4 (в апреле 2016 года) британские археологи Марк Алтауил и Дэвид Гилл, которые на собственном опыте убедились в легкости, с которой можно было приобрести похищенные ценности. 

Хотя эта информация не была предана широкой огласке, Европа далеко не единственная страна, откуда возвращаются культурные ценности. Так, в мае 2017 года глава генерального управления по делам музеев и охраны памятников старины Сирии сообщил интернет-изданию Al-Masdar News, что в нескольких европейских странах были обнаружены памятники древности, которые были впоследствии изъяты и возвращены на родину.

Представители аналогичного учреждения в Ливане в январе 2017 года сообщили газете «Дейли Стар» о возвращении в Сирию, по крайней мере, 300 культурных объектов, конфискованных в период с 2012 по 2014 год. Часть этих объектов была похищена из Пальмиры еще до захвата города боевиками ИГИЛ, в то время, когда он находился под контролем Свободной армии Сирии, а затем в годы Сирийской Арабской Республики. При этом с 2011 года в случае Сирии и с 1990 года в случае Ирака в регионе и за границей были конфискованы десятки тысяч подлинных предметов древности из этих двух стран, а также многочисленные современные копии и подделки.

Таким образом, начиная с 2011 года подавляющее большинство незаконно вывезенных из Сирии культурных ценностей возвращено не было. Причин тому может быть несколько. Во-первых, могут возникнуть технические трудности при определении принадлежности объекта тому или иному государству ввиду древности соответствующей культуры или намеренного уничтожения грабителями, контрабандистами, посредниками и коллекционерами признаков, позволяющих определить страну происхождения объекта. Во-вторых, при возврате могут возникнуть легальные проблемы международного характера, в частности непризнание государствоподобных образований, а также использование культурной дипломатии в политических целях. Так, часть древностей, которые были незаконно вывезены из Иракa в ходе конфликтов, разгоревшихся в 1990 и 2003 годах, до сих пор не была возвращена.

Прошлое и настоящее

Для того чтобы сократить незаконный оборот культурных ценностей в периоды конфликтов в будущем, прежде всего следует признать существование этого явления в прошлом. Текущая ситуация в Ираке и Сирии не представляет собой ничего нового или необычного. В начале 1990-х годов службы безопасности Югославии продавали похищенные произведения искусства в антикварных магазинах с целью их легализации. В конце 1990-х боевики организации «Тигры освобождения Тамил-Илама» торговали объектами древности для финансирования военных операций в Шри-Ланке. В то же время члены Северного альянса и движения «Талибан» (которое существует и по сей день), а до них — джихадисты и моджахеды занимались грабежами, контрабандой и мошенничеством, связанными с произведениями искусства и памятниками старины в Афганистане.  Незаконной торговлей культурными ценностями зарабатывали и правые военизированные группировки в Колумбии. В ходе гражданской войны в Ливане, продлившейся с 1975 по 1990 год, боевики также разграбляли и вывозили памятники древности.

Незаконный оборот культурных ценностей на государственном уровне совершается уже как минимум полтора века. В истории немало тому примеров: аргентинская хунта оплачивала натурой заказные убийства, коммунисты в Болгарии продавали памятники старины в целях самофинансирования, a «Красные кхмеры» расхищали культурное наследие Камбоджи. Каждый раз сбыт памятников древности осуществляется как на местном, так и на региональном и мировом рынках. В некоторых случаях это происходит ввиду отсутствия эффективных механизмов регулирования в странах сбыта, в которых создается спрос на культурные ценности, в то время как доход от их продажи используется для финансирования военных действий. В других случаях государство в той или иной степени участвует в незаконной торговле, облегчая финансирование посредников, союзников и других полезных ему вооруженных групп. Более того, иногда незаконные операции тщательно планируются государством.

В свете этих фактов более нельзя утверждать, что незаконная торговля культурными ценностями не используется для финансирования конфликтов и никак не влияет на их ход, а также что для борьбы с ней достаточно пресечь деятельность той или иной организации. Для того, чтобы бороться с незаконным оборотом древностей, похищенных в ходе конфликтов, необходим неустанный контроль за рынком культурных ценностей и его регулирование.

Резолюция 2199

В 2015 году, в ответ на разрушительные действия Исламского государства (ИГИЛ), Фронта «Ан-Нусра» (ФАН) и других группировок, связанных с «Аль-Каидой», Совет Безопасности ООН принял резолюцию 2199, подчеркивающую важную роль финансовых санкций в сдерживании деятельности этих организаций и всех связанных с ними лиц или групп. В частности, санкции позволяют ограничить финансирование и расходы террористических организаций путем сокращения их дохода от разграбления, незаконного вывоза и других действий, позволяющих обогащаться за счет торговли культурными ценностями.

В 2003 году Советом Безопасности ООН была принята резолюция 1483, обязующая государства ввести запрет на куплю-продажу или передачу культурных ценностей, незаконно вывезенных из Ирака после 6 августа 1990 года, а также содействовать их возвращению в целости и сохранности иракским учреждениям. В резолюции 2199 Совет Безопасности подтверждает это решение и постановляет, что все государства должны принимать аналогичные меры в отношении культурных ценностей, незаконно вывезенных из Сирии с 2011 года.

Резолюция 2253, принятая в 2015 году, обязует государства предоставлять информацию о пресечении торговли культурными ценностями из Ирака и Сирии и о результатах судебных разбирательств, возбужденных против лиц и организаций, занимающихся незаконным оборотом древностей с целью финансирования ИГИЛ, ФАН, «Аль-Каиды» или связанных с ними лиц или группировок. В 2017 году была принята резолюция 2347, призывающая государства к запрету торговли культурными ценностями, которые появились в обороте в контексте вооруженных конфликтов, независимо от страны их происхождения.

Ряд государств заявил о принятии мер по выполнению резолюции 2199 Совета Безопасности ООН. Так, власти Кипра пересмотрели определенные процедуры с целью обеспечения правопорядка в этой области. В стремлении облегчить работу правоохранительных органов Пакистана по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей сотрудники данных органов были ознакомлены с составленным Международным советом музеев (ИКОМ) Чрезвычайным красным списком сирийских предметов искусства, находящихся под угрозой. Кроме того, власти Канады, Чехии, Франции, бывшей югославской Республики Македонии, Пакистана и ряда других стран усилили таможенный контроль на границе.

Существенный шаг в этом направлении был сделан в Германии. В 2016 году здесь был принят закон о защите культурных ценностей, предусматривающий усовершенствование, внедрение и усиление целого ряда способов борьбы с незаконной торговлей. В частности, новый закон налагает на всех участников торгового процесса обязательство по проявлению должной осмотрительности, как при заключении сделок, так и при регистрации связанных с ними данных. Следуя примеру Германии, в 2017 году Совет Европы принял Конвенцию о правонарушениях в отношении культурных ценностей. Конвенция открыта для подписания всеми странами мира и устраняет ряд пробелов в этой области. В числе прочего, она предусматривает уголовную ответственность за ввоз, приобретение и продажу разграбленных, похищенных и/или незаконно вывезенных культурных ценностей. Учитывая, что правонарушителями зачастую являются лица, профессионально занимающиеся торговлей культурными ценностями, значимость этой конвенции еще и в том, что за участие в незаконных сделках, она может лишить права заниматься коммерческой деятельностью.

К сожалению, многие государства, формально «принявшие шаги» в этом направлении, фактически лишь подтвердили намерение соблюдать уже существующие меры общего характера. В этой связи ЮНЕСКО была вынуждена вновь обратиться к странам с призывом предоставить отчетность о конфискации культурных ценностей из зон конфликтов. Одновременно с этим Организация настоятельно рекомендует участникам Конвенции 1970 года принять практические меры, направленные на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности, а также отразить положения резолюций 2199 и 2253 Совета Безопасности ООН в своем законодательстве.

 

Сэмюэл Харди

Сэмюэл Харди является почетным научным сотрудником Института археологии при Университетском колледже Лондона. Он занимается изучением проблемы незаконной торговли древностями в периоды конфликтов и кризисов, в особенности торговли, в которой задействованы террористические организации, вооруженные группировки и репрессивные режимы.