Press release

Доклад ЮНЕСКО об инклюзивности в образовании показывает, что 40% беднейших стран не оказывали конкретной поддержки учащимся, находящимся в неблагоприятном положении, во время кризиса COVID-19

23/06/2020

Согласно Всемирному докладу ЮНЕСКО по мониторингу образования за 2020 год «Инклюзивность и образование: все – это действительно все», менее чем в 10% стран существуют законы, способствующие обеспечению полного охвата образованием.

В докладе содержится углубленный анализ ключевых факторов, которые приводят к изоляции учащихся в системах образования во всем мире, включая их происхождение, самобытность и способности (т.е. пол, возраст, место жительства, уровень бедности, инвалидность, этническая принадлежность, принадлежность к коренным народам, язык, религия, статус мигранта или перемещенного лица, сексуальная ориентация или выражение гендерной идентичности, тюремное заключение, убеждения и взгляды). Доклад выявляет усиление изоляции во время пандемии COVID-19 и предоставляет данные, согласно которым около 40% стран с низким уровнем дохода и уровнем дохода ниже среднего не поддерживали учащихся из малообеспеченных семей во время временного закрытия школ.

Всемирный доклад по мониторингу образования (ВДМО) за 2020 год содержит настоятельный призыв к странам сосредоточить внимание на тех, кто остается в стороне после открытия школ, с тем чтобы содействовать созданию более устойчивых и равноправных обществ.

«Для решения задач нашего времени, необходимо перейти к более инклюзивному образованию», - заявила Генеральный директор ЮНЕСКО Одрэ Азуле. «Переосмысление будущего образования приобретает еще большее значение после пандемии COVID-19, которая еще больше усугубила неравенство и привлекла к нему внимание. Бездействие будет препятствовать прогрессу обществ».

Сохранение изоляции учащихся. Доклад за этот год является четвертым ежегодным Всемирным докладом ЮНЕСКО по мониторингу образования (ВДМО), цель которого заключается в мониторинге прогресса в 209 странах в достижении целей в области образования, утвержденных государствами-членами ООН в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. 

В Докладе отмечается, что 258 миллионов детей и молодых людей были полностью исключены из систем образования, а нищета является главным препятствием для их доступа к образованию. В странах с низким и средним уровнем дохода подростки из 20% самых богатых домохозяйств имеют в три раза больше шансов получить среднее образование первой ступени, чем подростки из беднейших домохозяйств. Среди тех, кто окончил среднюю школу первой ступени, вероятность того, что учащиеся из самых богатых домохозяйств будут иметь базовые навыки чтения и математики, в два раза выше, чем учащиеся из беднейших домохозяйств. Несмотря на провозглашенную цель достижения всеобщего среднего образования к 2030 году, практически ни одна бедная сельская молодая женщина не заканчивает среднюю школу по крайней мере в 20 странах, главным образом в странах Африки к югу от Сахары.

Кроме того, согласно Докладу, 10-летние учащиеся в странах со средним и высоким уровнем дохода, обучающиеся на неродном языке, как правило, в тестах по чтению набирают на 34% меньше баллов, чем носители языка. Было установлено, что в десяти странах с низким и средним уровнем дохода дети с ограниченными возможностями имеют на 19% меньшую вероятность достижения минимального уровня владения навыками чтения, чем дети без инвалидности. Кроме того, в Соединенных Штатах учащиеся из ЛГБТИ сообщества почти в три раза чаще заявляют о том, что они не ходят в школу из-за того, что не чувствуют себя в безопасности.

Несправедливые основы. В дополнение к сегодняшней публикации Группа по подготовке Всемирного доклада ЮНЕСКО по мониторингу образования создала новый веб-сайт PEER, на котором размещается информация о законах и политиках, касающихся инклюзивности в образовании в каждой стране мира. Инструмент PEER показывает, что многие страны по-прежнему практикуют сегрегацию в сфере образования, которая усиливает стереотипы, дискриминацию и отчуждение. Законы, действующие в четверти всех стран, требуют, чтобы дети с ограниченными возможностями получали образование в отдельных учреждениях, и этот показатель превышает 40% в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, а также в Азии.

Откровенное лишение доступа к образованию. Две африканские страны по-прежнему запрещают беременным девочкам посещать школу, 117 стран разрешают детские браки, а 20 стран еще не ратифицировали «Конвенцию 138» Международной организации труда, которая запрещает детский труд. В ряде стран Центральной и Восточной Европы дети народности рома подвергаются сегрегации в обычных школах. В Азии перемещенные лица, такие как рохингья, обучаются в рамках параллельных систем образования. В странах ОЭСР более двух третей учащихся из числа иммигрантов посещают школы, где они составляют не менее 50% от общего числа учащихся, что снижает их шансы на успехи в учебе.

«Пандемия COVID-19 предоставила нам реальную возможность по-новому взглянуть на наши системы образования», - заявил Манош Антонинис, директор Всемирного доклада по мониторингу образования. «Но переход к миру, который ценит и приветствует разнообразие, не произойдет в одночасье. Существует очевидная напряженность между обучением всех детей под одной крышей и созданием условий, в которых учащиеся учатся лучше всего. Однако, пандемия COVID-19 показала нам, что мы можем действовать по-другому, работая сообща».

Было установлено, что одним из препятствий для интеграции являются дискриминационные взгляды родителей: около 15% родителей в Германии и 59% в Гонконге, Китай, опасаются, что дети с ограниченными возможностями мешают обучению других детей. Родители уязвимых детей также хотели бы отправить их в школы, которые обеспечивают их благополучие и отвечают их потребностям. В Квинсленде, Австралия, 37% учащихся покинули обычные учебные заведения в пользу специализированных школ.

Доклад показывает, что системы образования часто не учитывают особые потребности учащихся. Лишь 41 страна официально признает язык жестов, и во всем мире школы более заинтересованы в получении доступа к Интернету, чем в предоставлении всего необходимого для учащихся с ограниченными возможностями. Около 335 миллионов девочек посещают школы, которые не предоставляют им услуги водоснабжения, санитарии и гигиены, необходимые для продолжения занятий во время менструации.

Отчуждение учащихся. Когда учащиеся недостаточно представлены в учебных программах и материалах, они могут чувствовать себя отчужденными. Девочки и женщины составляют только 44% упоминаний в учебниках английского языка для средних школ в Малайзии и Индонезии, 37% в Бангладеш и 24% в провинции Пенджаб в Пакистане. Учебные программы 23 из 49 европейских стран не затрагивают вопросы сексуальной ориентации, гендерной идентичности или самовыражения.

Учителя нуждаются и хотят пройти подготовку по вопросам инклюзивности, которую получили менее 1 из 10 учителей начальных школ в десяти франкоязычных странах Африки к югу от Сахары. Четверть учителей в 48 странах сообщили, что хотели бы получить дополнительную подготовку по обучению учащихся с особыми потребностями.

Хроническое отсутствие качественных данных о тех, кто остается в стороне. Почти половина стран с низким и средним уровнем дохода не собирают достаточных данных об образовании детей с ограниченными возможностями. Опросы домашних хозяйств имеют ключевое значение для разбивки данных об образовании по индивидуальным характеристикам. Но 41% стран, в которых проживает 13% населения мира, не проводили подобные опросы или не публиковали полученные данные. Данные об обучении в основном берутся из школ без учета тех, кто не посещает школу.

«Нехватка данных не позволяет нам получить полную картину ситуации», - объяснил г-н Антонинис. «Неудивительно, что неравенство, внезапно проявившееся во время пандемии COVID-19, застало нас врасплох».

Признаки прогресса на пути к инклюзивности. В Докладе и на его веб-сайте PEER отмечается, что многие страны используют позитивные, инновационные подходы для перехода к инклюзивности. Многие из них создают информационные центры для нескольких школ и дают возможность общеобразовательным учреждениям принимать детей из специальных школ, как это имело место в Малави, на Кубе и в Украине. Гамбия, Новая Зеландия и Самоа привлекают внештатных преподавателей для охвата малообеспеченных слоев населения.

Было также отмечено, что многие страны делают все возможное, чтобы удовлетворить потребности различных групп учащихся: например, в индийском штате Одиша в классах используется языки 21 племени, Кения адаптирует свою учебную программу к календарю кочевников, а в Австралии учебные программы 19% учащихся были скорректированы преподавателями таким образом, чтобы их ожидаемые результаты соответствовали потребностям учащихся.

В Доклад включены материалы для цифровой кампании под названием «Все – это действительно все», в рамках которой предлагается ряд ключевых рекомендаций на следующие десять лет.

****

За дополнительной информацией, фотографиями, интервью, видео- и анимационными материалами обращайтесь к Кейт Редман: k.redman@unesco.org +33 (0) 671786234