Нести мир в сознание мужчин и женщин

Всмотрись же, о древняя река, в людей, которые унесут эти статуи далеко от волн твоих

29.03.2018

markarian_box.jpg

All rights reserved

8 марта 1960 года в штаб-квартире ЮНЕСКО был дан старт международной кампании по сохранению памятников Нубии. Председателем церемонии стал Андрэ Мальро, на тот момент занимавший должность государственного министра Франции по делам культуры. Текст его выступления был опубликован в «Курьере» за май 1960 года. Ниже представлено несколько отрывков из него.   

Египетский стиль создал совершенные формы, проложившие мост между недолговечным человеком и управляющими его судьбой созвездиями; он обожествил ночь. Глядя на сфинкса в Гизе, это ощутит каждый из нас, как ощутил и я, приблизившись к нему в сумерках спускающейся ночи: «Вдали возвышается вторая пирамида, скрывая горизонт; на ее фоне гигантская погребальная маска представляется стражем, защищающим от пустыни и мрака. В этот час самые древние из рукотворных форм вновь слышат вкрадчивый шепот, которым пустыня отвечает на извечное преклонение Востока; в этот час они вновь бросают отсвет жизни на древние святилища, где некогда звучали голоса богов; бесформенная беспредельность отступает перед ними, и они управляют движением созвездий, которые, кажется, вращаются вокруг них».

Мы должны осознать, что египетское искусство действует на нас не только как исторический памятник или образец того, что некогда называлось красотой. Красота стала одной из величайших загадок нашего времени, таинственной силой, связывающей творения древних египтян со статуями наших соборов или ацтекских храмов, со скульптурой пещерных храмов Индии и Китая, с картинами Сезанна и Ван-Гога, с величайшими шедеврами прошлого и настоящего, вошедшими в сокровищницу, которая впервые воспринимается нами как всеобщее достояние.

Наше время – эпоха величайшего возрождения, сила и масштабы которого скоро затмят эпоху Ренессанса. Впервые человечество обрело всеобщий язык искусства. Мы ясно ощущаем его силу, хотя и плохо знаем его природу. Источником этой силы, безусловно, является то, что сокровищница искусства, впервые открытая всему человечеству, показала нам блестящую победу творений рук человеческих над смертью. [...]

Мы во всем непохожи на творцов древних гранитных гигантов – и в том, что мы вносим в понятия «любовь» и «смерть», и, вероятно, даже в манере смотреть на их произведения; но глядя на эти шедевры мы ощущаем, что в памятниках Египта вечно будут жить их безвестные создатели, как живет в людях вечная материнская любовь. [...]

Кампания, начало которой было положено сегодня, – поворотный момент в археологической науке. [...]

Обращение Генерального директора является большим событием в нашей духовной жизни не потому, что цель его – сохранение памятников Нубии, а потому, что в нем впервые всемирная цивилизация открыто предъявляет права на искусство всего мира, как на свое неоспоримое наследие. А ведь Запад в те времена, когда он считал колыбелью своей цивилизации Афины, спокойно взирал на то, как разрушался Акрополь…

Медлительные воды Нила видели и скорбные вереницы библейских скитальцев, и армии Камбиса и Александра, и византийских всадников, и воинов Аллаха, и солдат Наполеона.

Когда над Нилом проносится песчаный ветер пустыни, в поднятых им облаках пыли как бы воскрешаются картины прошлого – триумфальные шествия победоносного Рамсеса и усталые шаги разбитых армий. А когда ветер стихает, вновь возникают очертания высеченных в скалах статуй, величавых колоссов, которые в течение долгих веков неподвижно отражаются в водах великой реки под звуки их вечной мелодии.

Всмотрись же, о древняя река, чьи разливы позволили астрологам начать древнейшее летосчисление, всмотрись в людей, которые унесут эти статуи далеко от волн твоих, волн опустошительных и оплодотворяющих; всмотрись в этих людей, что собрались к тебе со всех концов земли. А когда над тобой спустится ночь, в волнах твоих вновь отразятся те же созвездия, под которыми раздавался надгробный плач Исиды, те же созвездия, на которые взирал Рамсес. И вот сегодня простой рабочий, сохраняющий для грядущих поколений изображения Исиды и Рамсеса, скажет тебе то, что ты знаешь извечно, но услышишь впервые: «Есть нечто, перед чем отступают и безразличие созвездий, и вечный шепот волн – деяние человека, отнимающего у смерти ее добычу».

Андрэ Мальро